Техники и технологии

         Романовское кружево представляет собой ценное историко-культурное наследие в области народных промыслов Романов-Борисоглебского края и Ярославской губернии в целом.

         Коклюшечное кружево, бытовавшее в городе Романове и Борисоглебской слободе Ярославской губернии в 18-20 вв., отличается от других кружев своими художественными особенностями и приемами плетения. Рисунки кружева имели своеобразные, характерные только данной местности названия: сцепной растительный мотив именовался «бачино»; зубец в форме семилепестной розетки назывался «бантиком», а геометрический волнистый зубец — «бараньими рожками». В парном плетении выделялся узор «шлёнский», в котором сочетались решетчатые ромбы, простой фон, оживленный «паучками», и плотные сердцевидные мотивы с плотными же треугольными зубцами посередине. «Куличики» — это кружево романовские кружевницы называли подвесь (подвески). Оно имеет с одной стороны ровный край, а с другой — волнистый зубец. Обучение осуществлялось непосредственно при показе процесса изготовления кружева, преемственность по принципу – «от мастера к мастеру».

         По воспоминаниям старых кружевниц, живших в конце ХIХ века, промысел существовал давно: они «не запомнят того времени, когда бы у них не плели кружев: почитай, что с самой Екатерины все плетут и плетут». Отсюда следует предположить, что начало промысла уходит корнями в XVIII век. К концу ХIX века плетением занимались мещанки, кружевниц насчитывалось 48 человек, и промысел был уже в упадке. Плели из ниток, которые покупали в Москве на фабрике купца Хлудова. Нитка была тонкая, и кружево из-под умелых рук мастериц выходило тонкое и изящное – «шленское».

         Плетеи в совершенстве владели двумя приемами плетения коклюшечного кружева: парным и сцепным. Плели в основном на заказ, мало на продажу. Заказчиками выступали местные купеческие семьи. К концу XVIII — ХIХ веков все романовское кружево шло на приданое купчих: согласно местным обычаям подобная заготовка белья невестам начиналась с 10-летнего возраста. Причем все полотенца, простыни и покрывала для подушек обшивались кружевом, и все приданое для новорожденных также отделывалось местным кружевом. Вероятно, поэтому кружевницы изготовляли кружево только известной длины: по размерам простынь или полотенец и т.д. Подобные требования обычая исполнять мастерицам было удобно, так как способ плетения, существовавший в Романове — на немецкий манер (при помощи 6-7 пар коклюшек) позволял заканчивать каждый кусок кружева так называемым «заплетом». Такие кружева всегда соединялись с тканью, будь то цельные каймы к носовым платкам, уголки и розетки к наволочкам, думочкам, скатертям, дорожкам. Плелось кружево согласно контурам украшаемого предмета и называлось «штучным». К нему относятся воротнички, различные вставки к одежде, нижнему белью, наволочкам. Самое оригинальное и сложное кружевоплетение выполнялось только на заказ.

         Плетение производилось при помощи круглых подушек (валиков) — бобины (так их именуют в данной местности), набитых мхом, устанавливаемых на лукошки. Считалось, что мох делает подушки более упругими и тяжёлыми. Подушки мастерицы шили себе сами, коклюшки были точеные, в основном – кленовые. Изготовлением их занимались мастера, делающие деревянную посуду. Стоили коклюшки от 10 до 25 копеек за десяток.

         Бумагу для сколов брали любую. Плели кружевницы в основном полностью семь месяцев в зимнее время, а летом урывками между огородом и сбором ягод и грибов в лесу.

         Сохранились великолепные образцы отделочного кружева и готовые вещи на Борисоглебской стороне, где кружевоплетением занимались целыми семьями. В семье Алановых было двенадцать детей, с детства сестры Екатерина, Анна, Елизавета, Глафира плели кружева. До нас дошли работы Глафиры Алановой, которые поражают техникой исполнения, качеством: ниточка тонкая, кружево просто воздушное, особенно «шленское» на полотенце.

         Романовское кружево отличается своими приемами и художественными особенностями. Но есть и общее правило: мерное кружево представляет собой кружевную полоску произвольной длины, состоящую из повторяющихся мотивов. К мерному кружеву относятся край, прошва, аграмант. Кружево-край – это красивая отделка, завершающаяся с одной стороны «зубцами», которая называлась в старину «подвесь» и служила украшением краев предмета. Вставленная между двумя кусками ткани прошва, называемая в старину «прошивкой», могла служить и самостоятельным украшением изделий.

         В настоящее время в процессе воссоздания по старинным сколам из музейных и частных коллекций и архивов разработаны схемы плетения мерного, парного и сцепного коклюшечного кружева, характерного романовским кружевам.
Восстановлением Романовского коклюшечного кружева занимается учитель ГБОУ СОШ № 2055 г. Москва Залялдинова Алия Минигареевна. Так же старинный промысел возрожден учителями технологии Средней общеобразовательной школы №6 г.Тутаева Е.А.Родинской и Л.Н.Денежкиной, экспонируется на выставках и фестивалях районного, областного, Всероссийского уровня. Разработана авторская программа по кружевоплетению, освоение навыков кружевоплетения и особенностей романовского кружева введен в образовательный курс по предмету «Технология».


         Колокола в Ярославле – особая страница истории. Именно здесь располагался до революции известный на всю страну колокольный завод Оловянишниковых. Не было в России губернии, где не звучали бы оловянишниковские колокола – их заказывали и привередливые столичные соборы, и скромные сельские храмы. Сама фамилия этой купеческой династии красноречиво свидетельствует о ее стаже в колокольном деле.

         Основатель знатного ярославского купеческого рода, купец 1-й гильдии Иван Порфирьевич Оловянишников приобрел в начале XVIII века в Ярославле шёлковую фабрику, на которой впоследствии стали производить колокололитейное дело. Его сын Порфирий осуществил переход от полукустарного производства колоколов к фабрично-заводскому с применением новых механизмов. Начав с одной плавильной печи в XVIII веке, он к началу ХХ столетия вырос в целый комплекс.

         Завод Товарищества «П.И. Оловянишникова Сыновья» основал в 30-е годы XVIII века ярославский купец Григорий Фёдорович Оловянишников. Это был колокольный завод нового типа, каких в России было еще два: Финляндского и Самгина.
В начале ХХ века фабрика Оловянишниковых широко пользовалась рисунками художника С.И.Вашкова, что в значительной степени определило своеобразие ее изделий и прежде всего утверждение национальных форм в декоративно-прикладном искусстве.

         Братья Оловянишниковы вели дело сообща, в дружном соработничестве: в документах об отливке колокола для Спасо-Яковлевской обители подрядчиком выступает Федор Григорьевич, в то же время, главой бизнеса является Порфирий Григорьевич, а еще один брат — Климент Григорьевич — становится бургомистром Ярославля. Семья получила статус купцов III гильдии.

         Одним из главных преимуществ фирмы Оловянишниковы считают высокое качество продукции: в договорах обязательно указывается, что колокола должны быть «звоном хорошо отлиты», а если это не удастся — бракованное изделие будет перелито за счет производителей.

         Колокола Оловянишниковых получили золотую медаль на выставке в Париже. Участвовало предприятие и в других крупных экспозициях того времени — в Новом Орлеане, Чикаго, — и везде его колокола вызывали неподдельный интерес, получали высокие награды. Признали качество продукции Оловянишниковых и на родине. «В знак признания исключительных заслуг перед Россией» заводу было пожаловано исключительное право помещать на всех своих изделиях литое изображение герба Российской империи. В 1918 году колокольный завод был разрушен артиллерийскими залпами.

         В 90-е годы на Ярославской земле, в городе Тутаеве (бывший Романов-Борисоглебск), начинается возрождение литья колоколов: работает мастерская братьев Шуваловых, позже взявшая название «Италмас». Главным организатором и бессменным руководителем производства является Н.А. Шувалов.

         Предприятие зарегистрировано официально в 1992 году. В то время в мастерской Шуваловых отливались малые колокола весом до двух пудов. В 1995 году предприятие расширилось, расположившись на территории литейного участка Тутаевского льнокомбината «Тульма». Здесь уже изготавливались колокола до 1 тонны. В 1998 году Н.Шувалов берет в аренду более просторные помещения на левом берегу г.Тутаева. Приспосабливает и полностью оборудует цех площадью 325 кв. м. Изготавливаются новые модели колоколов до 170 пудов (2,5 тонны) с перспективой изготовления колокола весом в 700 пудов (12 тонн).

         На заводе Шувалова все этапы создания колокола стоят на ручном труде (это единственный завод, придерживающийся этой технологии), на тех же природных материалах – песок, глина, кирпич, воск, — что и 200-300 лет назад; а также на долгом рождении каждого колокола в течение трех месяцев непрерывной работы над ним, его будущей формы и голосом.

         Работа мастера над будущим колоколом начинается с расчетов и построения чертежа его профиля. От решения этой первоначальной задачи будут зависеть голос, прочность и внешний вид колокола. Обычно заказчик определяет массу нужного ему колокола, но иногда задается и его основной тон. То и другое зависит от определенного соотношения размеров всех частей формы колокола. Главные параметры – это нижний диаметр, высота и толщина стенки, причем стенки колокола постепенно утоньшаются соответственно диаметру, идя снизу вверху.

         Вариантов построения формы колокола множество, есть т.н. «немецкий» профиль, «французский», «английский», «русский», — но принцип всегда один: все части формы рассчитываются по единому модулю и должны быть ему кратны. Величина модуля задается толщиной стенки в месте удара, т.е. в наиболее утолщенной части, которую русские мастера назвали «бой». Рассчитывается бой в зависимости от массы и тона будущего колокола по специальным таблицам. Далее по осевой линии стенки колокола строятся линии внутреннего и наружного профиля. Вся система пропорций основана на свойствах логарифмической спирали.

         От соотношения толщины боя к диаметру колокола зависит и его прочность. Чем тоньше стенки колокола, тем ниже его основной тон и пластичнее звук.

         Когда чертеж будущего колокола готов, по нему изготавливаются два лекала: для внутреннего профиля колокола и для наружного. Далее начинается создание объемной формы колокола из кирпича и глины.

         Как только готовы чертежи и лекала, можно приступить к изготовлению формы будущего колокола.

         Форма – такой же ответственный процесс, как и подготовка чертежа профиля колокола: малейшее отклонение даст дефекты при звучании. Форма состоит из трех частей: болван, или стержень (внутренняя часть формы), т.н. «фальшивый колокол», и кожух (внешняя часть формы колокола). Самая кропотливая часть работы – изготовление фальшивого колокола, который один в один должен соответствовать будущему бронзовому, фактически – это его модель. Фальшколокол изготавливается из глины и песка по второму лекалу; готовая внутренняя форма обмазывается тонкими слоями, каждый слой подсушивается.

         В день лекало обходит вокруг формы до сотни кругов и при этом нельзя ни разу его сбить. Малейшая ошибка – начинай все с начала.

         На фальшивый колокол наносятся орнаменты, иконы, надписи – по желанию заказчика, но при строгом соблюдении православных традиций.

         Подготовка декора – отдельный, очень длительный процесс. Сначала все элементы изготавливаются художником из пластилина, затем с них получают негативные отпечатки, и уж потом заводской художник изготавливает их из воска.

         Готовый фальшколокол с украшениями и надписями обмазывается тонкими слоями жирной глины при помощи художественных кистей, с просушкой каждого слоя (их может быть 20-30 – в зависимости от массы будущего колокола). Затем форма обмазывается толстым слоем глины, который стягивается металлическими прутьями с крючками наверху, служащими для подъема верхней части колокола – кожуха. Кожух поднимают, фальшивый колокол уничтожается болван и внутреннюю часть кожуха (на которой отпечатались все украшения и надписи) зачищают и поправляют. Затем ставят кожух на прежнее место, и между болваном и кожухом получается пустое пространство для заливки металлом.

         Форму устанавливают в литейную яму и тщательно засыпают землей, плотно трамбуя, чтобы кожух выдержал огромное давление расплавленного металла. Все готово к отливке.

         Исходные компоненты колокольной бронзы – медь (80%) и олово (20%) – должны быть как можно более чистыми. Вся кропотливая работа делается того, чтобы в результате родился звук, который должен быть чистым, мощным, глубоким и поющим, долго длящимся.

         Бронза. Когда в расплавленную медь добавляется олово, природные свойства обоих металлов изменяются: увеличивается прочность, упругость и твердость металла, температура плавления понижается до 8000С. А главное – появляются совершенно особые звуковые возможности, которые свойственны только бронзе.

         Бронза не подвержена коррозии, в этом смысле она вечна. Под влиянием влажности воздуха на бронзе с течением времени появляется голубовато-зеленоватый налет, который называют «патиной». Это – как одежда, патина предохраняет бронзу от дальнейших изменений.
В подовой печи разводят огонь и закладывают медь, которая плавится в течение 5-6 часов. Мастер все это время постоянно следит, чтобы пламя не ослабевало и медленно, постепенно температура приближалась к точке плавления меди (10830С). Далее температуру быстро поднимают до 1200-13000С и выбрасывают нужное количество олова. Полученный сплав тщательно перемешивают длинными деревянными шестами, раскисляя металл. Сплав охлаждают до 10800С и вышибают снаружи печи пробку. Жидкий металл, стремительно вырываясь из отверстия, течет по желобу и наполняет форму. До этого момента от загрузки олова в печь должно пройти не более 10 минут, иначе олово выгорит.

         Колокол стынет несколько дней, затем его вынимают из ямы, очищают от пригоревшей глины изнутри и снаружи, а затем тщательно обрабатывают каждый сантиметр поверхности.

         Ни один колокол не похож по звучанию на другой. Издавна считалось, что каждый колокол имеет свой характер, персоналию, колоколам даже давали имена-прозвища: Неопалимая Купина, Осанна, Бурлила и др.

         Русский народ издревле верит, что там, где звонят колокола, зло и болезни отступают. Таким образом, колокольный звон на Руси воспринимают и как очистительный.

         Голос колоколу дается при его рождении, многое зависит здесь от квалификации и степени ответственности мастера. Но качество звучания каждого колокола на колокольне зависит и от многих других факторов, которые должен учитывать звонарь. Вот главные из них: правильный подбор и подвеска языка; способ крепления короны колокола при подвеске на балке колокольни; правильное расположение колокола по отношению к проемам колокольни и др. На характер звука влияет также состояние атмосферы (например, в сухую погоду звук резковатый, в сырую – более мягкий; морозный ясный день способствует распространению звука, снег, наоборот, задерживает звук). Эти особенности были отражены в народных приметах о погоде: если колокольный звон слышен ясно, сильно, то будет зимою мороз, летом хорошая погода без дождя и др.

         Среди всех задач, стоящих перед литейщиком, звук, голос колокола – самая сложная, но важнейшая задача.
На сегодняшний день нет общих, всеми принятых принципов хорошего подбора колоколов в ансамбль. Стремясь к достижению «гармоничного подбора» колоколов, некоторые литейщики, хотят, во что бы то ни стало «попасть в ноту» и подтачивают колокола, подправляя то, что получилось в литейной яме. Н.А.Шувалов категорически против применения «пластических операций» к колоколу, прежде всего потому, что подточкой можно исправить главный тон, но при этом невозможно исправить добавочные. Звук колокола выходит «кривой», неестественный.

         Важнее подобрать колокола друг к другу, чтобы они составляли богатый по звуку, сбалансированный ансамбль, где представлены три основные группы, необходимые для исполнения канонического церковного звона: басовые, средние и зазвонные.

         Тутаевские колокола звучат в православных храмах Санкт-Петербурга, Владимира, Суздаля, Брянска, Краснодара, Сочи, а также в странах ближнего и дальнего зарубежья: Украине, Казахстане, Молдавии, Германии, Югославии, Индии. Коллекция шуваловских колоколов размещена в морской резиденции Президента Российской Федерации в Санкт-Петербурге (Стрельне). Высшей оценкой своего труда коллектив «Италмас» считает тот факт, что их колокола звонят в православных храмах Москвы: 2 колокола на колокольне Ивана Великого, 1 — в Покровском женском монастыре, 1 — в храме Николая Чудотворца в Щипах и др.

         Колокольное производство Шувалова – единственное из современных российских колокололитейных предприятий, полностью восстановившее старую русскую технологию литья колоколов «в глину». На заводе используются только натуральные материалы, ручная обработка отливки без доведения звука подточкой колокола.

Добавить комментарий